26-02-2018 / Дмитрий Гаврушко / Транспорт / Изменения в законодательстве

Чего ждать международным грузоперевозчикам в связи с внесением изменений в КоАП и ПИКоАП Республики Беларусь

31.01.2018 вступили в силу изменения в КоАП и ПИКоАП Республики Беларусь.

Одними из ключевых изменений в указанные нормативные правовые акты явились практически полная отмена конфискации предметов административных правонарушений (за исключением вещей, изъятых из оборота), а также устранение механизма, при котором в случае неустановления виновного в совершении административного правонарушения лица, судом разрешался вопрос об обращении предмета административного правонарушения в доход государства.
С одной стороны, данные изменения выглядят вполне позитивно для субъектов рассматриваемых правоотношений. Однако для всех ли указанные долгожданные изменения принесут ожидаемый результат?

Предлагаем рассмотреть указанные изменения в законодательстве через призму административных таможенных правонарушений, где проблема конфискации товаров или их обращения в доход государства (при неустановлении виновного лица) имела наибольшую актуальность.
Преобладающая масса административных таможенных правонарушений была связана либо с недекларированием товара, либо с его недостоверным декларированием (ст. 14.5 КоАП Республики Беларусь) при ввозе на таможенную территорию Евразийского экономического союза. Причиной совершения таких правонарушений зачастую являются ошибки отправителя (продавца) при оформлении товаросопроводительных документов (инвойсы, CMR-накладные и пр.), а также работников склада при комплектовании партии товара и его загрузке в транспортное средство. Примерами таких ошибок являются вручение водителю транспортного средства комплекта документов на иную партию товара (отправляемую со склада или подлежащую отправке), не точное, неполное указание сведений в отношении товара, а также ошибки, допускаемые при непосредственной загрузке товара, когда в автомобиль загружается иной товар и (или) в ином количестве и пр.
При этом для наступления ответственности по ст. 14.5 КоАП Республики Беларусь не является обязательным факт умышленных действий того или иного лица, поскольку составы рассматриваемых административных правонарушений образуются и при неумышленной форме вины.

Основная масса указанных административных правонарушений выявляется на стадии таможенного транзита, то есть при въезде транспортных средств на таможенную территорию Евразийского экономического союза. И декларантом в таком случае выступает перевозчик товара, который в качестве транзитной декларации, как правило, предоставляет таможенному органу врученные ему отправителем товаросопроводительные документы.
До вступления в силу рассматриваемых изменений в административное законодательство Республики Беларусь наличие или отсутствие вины перевозчика в таких ситуациях таможенными органами и судами устанавливалось путем применения положений Конвенции КДПГ, в которой закреплены обязанности транспортера при приемке груза к перевозке.
Так в соответствии с ч. 1 ст. 8 Конвенции КДПГ при принятии груза транспортер обязан проверить:
a) точность указаний, сделанных в накладной относительно числа грузовых мест, а также их разметки и номера;
b) внешнее состояние груза и его упаковки.
Соответственно перевозчик признавался виновным в недекларировании товара либо в его недостоверном декларировании только в случаях, когда таможенным органом выявлялось несоответствие количества грузовых мест товара с количеством, указанным в товаросопроводительных документах, либо же когда по внешнему состоянию груза (его упаковке, маркировке (разметке) на упаковке) перевозчик мог без вскрытия упаковки выявить несоответствие товара сведениям, указанным в товаросопроводительных документах.

В таких ситуациях перевозчик привлекался к административной ответственности в виде штрафа в незначительном размере с конфискацией не принадлежащего ему товара.
В остальных случаях, когда обязанности, перечисленные в ст. 8 Конвенции КДПГ, перевозчиком были исполнены, и выявить несоответствие товара сопровождающим его документам он не мог без вскрытия упаковки или иных операций, таможенные органы прекращали дела об административных правонарушениях в связи с неустановлением лица, совершившего административное правонарушение. При этом материалы, имеющие отношение к выявленному административному правонарушению, направлялись в суд для принятия решения об обращении изъятого товара (предмета правонарушения) в доход государства.
Таким образом, до вступления вышеуказанных изменений в законодательство в силу, так или иначе в большей степени несли потери (в виде утраты груза) субъекты, заинтересованные в отношении изъятого товара: продавец (отправитель), которыми фактически и были допущены ошибки при отправке груза, либо же получатель (покупатель), оплативший и не получивший приобретенный товар.
Однако в такой ситуации продавец и покупатель имели возможность в гражданско-правовом порядке урегулировать свои взаимоотношения путем предъявления требований о повторной поставке, возврате уплаченной суммы за неполученный товар и пр.

В нынешних условиях товар, являющийся предметом административного таможенного правонарушения за исключением отдельных составов правонарушений (ст. 14.1 и ч. 2 ст. 14.5 КоАП Республики Беларусь), конфискации не подлежит, если он не изъят из оборота.
В суд для принятия решения об обращении предмета административного правонарушения (товара) в доход государства материалы направляются лишь при неустановлении его законного владельца.
В такой ситуации прекращение дела об административном правонарушении, как раньше, в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к административной ответственности, видится крайне нелогичным и нецелесообразным, поскольку тогда не будут достигаться цели административной ответственности в виде предупреждения совершения новых административных правонарушений, а также будет отсутствовать какой-либо экономический эффект для государства от пресечения административных таможенных правонарушений.
В сложившихся обстоятельствах законным и объективным был бы подход таможенных органов, как органов, ведущих административный процесс, направленный на использование всего процессуального потенциала и предоставленных им полномочий в целях установления и привлечения лиц, виновных в умышленном либо неумышленном оформлении товаросопроводительных документов, содержащих недостоверные сведения о перемещаемых товарах.

Однако в настоящее время, с учетом вступивших в силу изменений в административное законодательство Республики Беларусь, начинает формироваться иной правоприменительный подход со стороны таможенных органов, направленный на привлечение к административной ответственности по ст. 14.5 КоАП Республики Беларусь международных грузоперевозчиков, которые осуществляли декларирование товара на стадии транзита, то есть при въезде на таможенную территорию Евразийского экономического союза.
Таможенный орган при этом исходит из того, что именно перевозчик выступает декларантом перемещаемого товара, предъявляя таможенному органу при въезде в Республику Беларусь комплект товаросопроводительных документов, которые выступают в качестве транзитной декларации. При этом, в нынешних условиях положения Конвенции КДПГ в части исполнения перевозчиком своих обязательств при приемке груза к перевозке во внимание не принимаются.
Если и в дальнейшем таможенные органы Республики Беларусь будут придерживаться указанного подхода, то ответственность за совершение всех административных таможенных правонарушений, выявляемых на стадии таможенного транзита, будет возлагаться на перевозчиков. Напомним, что санкции ч. 1 и ч. 3 ст. 14.5 КоАП Республики Беларусь предусматривают ответственность в виде штрафа в размере до 30% от стоимости предмета административного правонарушения, что является достаточно значительным, учитывая немалую стоимость перемещаемых через таможенную границу ЕАЭС грузов.
Получается, что за ошибки отправителя (продавца), а также и за умышленные действия отправителя и (или) получателя, направленные на незаконное перемещение товаров через таможенную границу ЕАЭС, на стадии транзита ответственность будет нести перевозчик.
Полагаю, что в такой ситуации привлечение к административной ответственности перевозчика (сторонней организации), который как в силу требований Конвенции КДПГ, так и в силу объективных причин практически не в состоянии при загрузке груза убедиться в полной достоверности сведений о товарах, указанных в товаросопроводительных документах, является незаконным и необоснованным.
Более того, такой подход снимает всякую ответственность с действительно виновных лиц. Субъекты, которые намеренно организуют незаконное перемещение товаров через таможенную границу ЕАЭС, по крайней мере на стадии таможенного транзита, вообще ничем не рискуют, поскольку такие товары так или иначе не подлежат конфискации, а вся ответственность будет возложена на перевозчика.

Одним из возможных для перевозчиков выходом из сложившейся ситуации является их отказ от транзитного декларирования перемещаемого ими груза с возложением такой обязанности на отправителя или получателя груза, в том числе, посредством расположенных в пунктах таможенного оформления таможенных представителей.

Ко всем статьям
К статьям категории Транспорт К статьям категории Изменения в законодательстве