03-08-2018

Е.И. Малиновский принял участие в круглом столе «Классификация товара и таможенная стоимость. Как снизить риски и издержки»

02.08.2018 управляющий партнер бюро, Е.И. Малиновский, принял участие в качестве эксперта в круглом столе «Классификация товара и таможенная стоимость. Как снизить риски и издержки». Организатором круглого стола выступило ООО «ЮрСпектр».

Е.И. Малиновский выступил с докладами на темы:
1) «Как распределяются обязанности и ответственность между таможенным представителем, декларантом, перевозчиком».
2) «Судебная практика: административная ответственность перевозчика в свете поправок в КоАП, действующих с 31 января 2018 г.».

По первой теме выступления, Е.И. Малиновский осветил вопросы ответственности декларанта и таможенного представителя при осуществлении таможенного декларирования товаров, в частности, при неправильной классификации товаров вследствие неверного указания кода товара в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС. В соответствии со сложившимся подходом в правоприменительной судебной практике, суд отказывает во взыскании с таможенного представителя в пользу декларанта сумм таможенных платежей вследствие того, что уплата платежей относится к обязательству декларанта (налогоплательщика) в соответствии со ст. 13 НК (общая часть). Декларант вправе только взыскать с таможенного представителя, осуществлявшегося от имени декларанта таможенные операции по декларированию товаров, включая определение кода ТН ВЭД ЕАЭС, убытки в виде доначисленных сумм пеней, образовавшихся вследствие просрочки уплаты таможенных платежей, и сумм административного штрафа, наложенного на декларанта на основании ч.9 ст. 13.6 КоАП. Суд может определить к взысканию с таможенного представителя убытков в виде пени и штрафа с учетом положений ст. 375 ГК (учет вины кредитора), например, распределив ответственность между декларантом и представителем в пропорции 50/50.

Было высказано также мнение о невозможности установления в договоре поручения, заключаемом между декларантом и таможенным представителем, условий об ограничении ответственности таможенного представителя перед декларантом вследствие неверного определения последним кода ТН ВЭД ЕАЭС в поданной декларации на товары.

По второй теме выступления, Е.И. Малиновским была проанализирована вновь формирующаяся в связи с изменением с 31.01.2018 главы 14 КоАП (административные правонарушения) судебная практика. Вместо применения конфискации товаров (предмета АП), с вступлением в силу изменений в КоАП, теперь суд применяет штраф, определяемый в размере до 30% от стоимости декларируемого товара. Практика наложения штрафа разная: суд налагает штраф в размере и 5%, и 15%, и 30%. Увеличилось количество постановлений, по которым лицо, привлекаемое к ответственности, освобождается от последней в связи с малозначительностью совершенного правонарушения (ст. 8.2 КоАП). Такие подходы суда отражают как принятые изменения в КоАП, так и являются результатом принятого 23.11.2017 Декрета Президента Республики Беларусь № 7 «О развитии предпринимательства», установившего обязанность суда при рассмотрении дел с участием таможенных органов исходить из презумпции добросовестности субъектов хозяйствования.

Вместе с тем, произведенные в январе 2018 г. изменения в КоАП создали проблему «повышенной» ответственности для перевозчиков при осуществлении международных перевозок. Если ранее перевозчики не привлекались к административной ответственности за указание в товаросопроводительных документах недостоверных сведений о перемещаемых товарах по основаниям отсутствия виновного поведения, то теперь в виду устранения из КоАП и ПиКоАП института «неустановленного лица» перевозчики стали привлекаться к ответственности по ч. 1 и ч. 3 ст. 14.5 КоАП уже с констатацией виновного поведения и наложением штрафа в размере до 30% от стоимости груза. Теперь уплата этого штрафа не обеспечивается стоимостью перевозимого груза как это было ранее при применении конфискации (обращении в собственность государства) товаров.

Правовые риски перевозчиков связаны с применением условий об ответственности при следовании груза в таможенной процедуре таможенного транзита, где декларантом выступает перевозчик. Видится неправильным вменение таможенными органами перевозчику правонарушения в виде «недекларирования» или «недостоверного» декларирования в ситуации, когда товар в сопроводительных документах неправильно поименован вследствие ошибки или какого-либо недочета грузоотправителя или экспедитора. Применительно к ст. 8 КДПГ перевозчик не ответственен за наименование груза – это во-первых. Во вторых, в связи с заявляемой перевозчиком при ввозе на таможенную территорию ЕАЭС процедурой таможенного транзита не требуется уплата таможенных платежей, как следствие уровень контроля в отношении ввозимого товара является иным по сравнению с таможенной процедурой внутреннего потребления. В отсутствие ситуации, связанной с очевидной подменой перемещаемых товаров, применение к перевозчикам мер административной ответственности по ч. 1 или ч. 3 ст. 14.5 КоАП видится неправомерным.

В ближайшей перспективе требуется комплексное нормативное разрешение этой ситуации. В частности, необходимо пересмотреть составы административных правонарушений применительно к главе 14 КоАП. Возможно необходимо изменить положения ст. 2.4 КоАП (соучастие в административном правонарушении), определив, что исполнителем, организатором и пособником для целей административной ответственности могут являться не только физические лица (как сейчас), но юридические лица. Это позволит привлекать к ответственности с наложением соответствующих штрафов реальных виновных лиц при совершении правонарушений в виде «недекларирования» или «недостоверного» декларирования.

Ко всем новостям На главную