11-11-2020 / Евгений Малиновский / Земельное право

Экспроприация: по закону нет, а в жизни есть

Мог ли я когда-нибудь думать, что в 21 веке столкнусь с экспроприацией? Этим пережитком страшного прошлого, когда можно было все изъять, руководствуясь революционным законом.
Прошло много времени. Казалось, все изменилось.
Вся история была направлена на построение закона таким образом, чтобы описать в нем (законе) невозможность такого явления.
Оказалось, что нет. Как не твори закон, всегда есть возможность его перевернуть. И то, что казалось невозможным, можно поднять из руин времени и применить.

Реквизиция, конфискация, национализация – термины из общей Конституции и гражданской конституции государства – ГК. Все термины относятся к способам прекращения права собственности граждан на имущество и возникновения права собственности у государства на это имущество.
Конфискация (статья 244) – санкция за совершенное правонарушение.
Национализация (статья 245) – изъятие на основании специального закона имущества в государственную собственность «со своевременной и полной компенсацией стоимости этого имущества».
Реквизиция (статья 243) – то же изъятие с компенсацией, применяемая по причине стихийных бедствий и аварий.

Вроде нет в этом ряду термина «экспроприация». И перечень способов прекращения права собственности в ст. 236 ГК носит строго закрытый характер.

Как в таком случае помещается в жизни и в праве экспроприация?

Во все словарях термин определяется как «Expropriatio» – лишение собственности (от лат. «ех» – от + «proprius» – собственность).
Говоря простым языком, означает отнятие или лишение собственности.
Отнятие собственности всегда носит безвозмездный характер.
Так, сразу после революции 1917 года правительством большевиков была объявлена отмена частной собственности на средства производства и начата экспроприация частной собственности на контролируемых территориях.

Случай применения экспроприации спустя век выглядит следующим образом.
Гражданами в 2013-2016 гг. на основании всех установленных по закону разрешений местных органов власти созданы и построены жилые дома.
В 2019 году по указанию прокуратуры на основании протеста (акт прокурорского реагирования) все ранее выданные исполкомами решения отменены вышестоящими исполкомами.
Как оказывается, по закону о местном управлении не требуется в обязательном порядке прибегать к судебной процедуре отмены актов исполкома, принятых 20, 15, 10 лет тому назад.
В отсутствие разрешительных документов (отменены во внесудебной процедуре) отменены все осуществленные процедуры государственной регистрации создания перехода прав на строения и находящиеся под ним земельные участки.
Право собственности граждан на созданные строения или строительные материалы, работы, из которых они созданы, отменить невозможно, поскольку они имеют на руках все документы о покупке материалов, оплате работ привлекаемых строителей.

Исполком принимает решение о безвозмездном изъятии созданных гражданами строений в капитальную собственность. Без согласия граждан.
Чтобы граждане не смогли знать об основаниях и поводах такой экспроприации, исполком присваивает такому решению гриф «ДСП» (расшифровывается как «для служебного пользования»).
Оказывается, что и такое возможно в 21 веке.
По закону присвоение такого грифа «ДСП» осуществляется руководителем того же исполкома при наличии сведений, касающихся деятельности государственного органа, предоставление которых может причинить вред национальной безопасности или которые касаются, например, вопросов правоохранительной деятельности.

Граждане не могут и не должны знать, почему изымается их имущество.
Изымается потому, почему знать гражданам не надо!

Чем завершится такая история не существующей в законе, но примененной на практике экспроприации?
Можно ли защититься от экспроприации, которой нет в законе, но есть на практике?

Ко всем статьям
К статьям категории Земельное право